Оля Полякова
- українська співачка, телеведуча, актриса -
Про ейджизм, "ПоляВидение" і конкуренцію в шоу-бізнесі
Епізод #7
Епізод #7 Оля Полякова
Про ейджизм, "ПоляВидение" і конкуренцію в шоу-бізнесі.
Гостя |
Сьогодні Оля Полякова — одна з найяскравіших і найуспішніших артисток українського шоу-бізнесу. Її пісні стають беззаперечними хітами в перші хвилини прем'єри, а концерти збирають аншлаги. Навряд чи сьогодні знайдеться хоча б одна людина в Україні, яка не чула запальні «Шлепки», або не підспівували «Королеве ночи». На зірковому небосхилі українського шоу-бізнесу Оля зайняла нішу ефектної «блондинки з «жіночою» логікою.
Але, незважаючи на усталені ярлики, за невід'ємними атрибутами образу, Оля Полякова сильна і мудра жінка, любляча дружина, дбайлива мама для двох доньок і небайдужа громадянка своєї країни, якій не все одно, що буде завтра. В інтерв'ю для проєкту Connecting Women Оля Полякова відверто розповіла про переваги раннього шлюбу, ейджизм в Україні, власну самодостатність і тонкощі шоу-бізнесу
Теми, які обговорюються в інтерв'ю
  • Сцена для артиста - що це?
  • Про самодостатності.
  • Залежність від чужої думки: як боротися. Про негативні коментарі в соцмережах.
  • Заробітки українських зірок в Росії: як ситуація 2014 го змінила український шоу-бізнес.
  • Чи є конкуренція в шоу-бізнесі?
  • Про невпевненості в собі: чому сумніватися в собі до 25 років - це нормально.
  • Виховання дітей: чому критика також важлива, як і похвала.
  • Про ЕЙДЖИЗМ в Україні.
  • Про плюси раннього шлюбу.
Читати інтерв'ю (скорочена версія)
- Самодостаточность – это еще и независимость от чужого мнения. Ты зависишь от другого мнения?

Мы ведь артисты, мы очень ранимые: мы прочитаем комментарии и плачем. Конечно, я уже не воспринимаю хейтеров так серьезно, как это было вначале, когда каждый комментарий очень ранит.
Независимость от чужого мнения приходит с возрастом: когда становится все равно, что о тебе думают, и ты абсолютно точно осознаешь, что живешь не для людей, а для себя.
Поэтому от меня такой лайфхак: проживать жизнь сегодня, сейчас и исключительно для себя. Но «для себя» – не эгоизм, а для семьи, детей, своих близких, профессии, при этом, опираясь на то, что хорошо для тебя.


- Мне кажется, ситуация с 2014 года очень сильно сыграла в сторону объединения украинского шоу-бизнеса. Конкуренции стало меньше…

Нет. Ситуация 2014 года сыграла на руку только в одном смысле – внутренний рынок обернулся во внутрь. До этого мы «вылизывали» московских звезд, мы платили им здесь деньги, потому что у нас «крутили» их по телевизору, все было обращено на тот рынок, и все наши артисты смотрели с открытым ртом на наших соседей. И признание можно было получить только после того, как тебя признали в Москве. Поэтому наши звезды хотели в первую очередь пробиться там.

Наш шоу-бизнес плохо выглядел, он плохо звучал, потому что все это огромные деньги. И если здесь у тебя нет финансового оборота, ты не можешь дальше вкладывать в свои шоу, костюмы. И в этом плане 2014-й сыграл на руку – мы обратились к внутреннему рынку, и наши артисты сумели поднять головы.
Украина всегда была щедра на таланты, здесь просто не было возможности проявиться.
- Существует ли жесткая конкуренция в мире шоу-бизнеса?

В нашей стране – нет, потому что у нас нет шоу-бизнеса. Это не бизнес. Жесткая конкуренция, например, у наших соседей существует, потому что им есть что делить. Это большая страна, большой шоу-бизнес, большие деньги. В украинском шоу-бизнесе мало артистов: для сорокамиллионной страны 6-7 топовых артистов – это очень мало. Здесь нет конкуренции, потому что в принципе не особо есть за что бороться. Особенно сейчас в условиях жесткого экономического и эмоционального кризиса.


- По итогу нескольких церемоний «Viva! Самые красивые» я могу сказать, были прецеденты, когда артисты обижались, что они не получили статуэтку…

Вообще вопрос недооцененности в нашей стране очень остро стоит – у нас действительно много недооцененных звезд.
Мы все себя чувствуем недооцененными. Артистов нужно поощрять. Все хотят получить признание, особенно в своем цеху.
Ведь, как оказалось, самое сложное – получить признание не у зрителей. Ты можешь собирать стадионы, иметь миллионы поклонников, которые будут ходить на твои концерты по два раза в день, а ты будешь оставаться недооцененным артистом в собственном кругу, и это очень обижает. У нас не принято оценивать чужие достижения. Принято обесценивать, не замечать успех. Я, когда выпустила «Королеву ночи», и на «1+1» вышел мой концерт, единственный человек, который написал мне огромное сообщение, был Филипп Киркоров.
Только по-настоящему большие артисты щедры на похвалу.
- Муж тебя всегда поддерживает?

Он всегда на моей стороне. Это очень ценно. Это просто моя победа.


- Ты считаешь это больше везением, или все же благодаря женской мудрости?

Я всегда была очень приземлена, твердо стояла на земле и никогда не витала в облаках. Когда я познакомилась с мужем, я знала, что это мой человек. Я сразу это поняла, и не ошиблась. Конечно, была доля везенья, ведь как можно было в 20 лет вообще что-то соображать?! Но я совершенно не помню период с 20 до 30 лет. Мне кажется, он был бессознательный. После 30-ти я как будто проснулась. Вообще люди лет до 35-ти часто очень неуверенные в себе.
Я еще ни разу не встречала ни одного человека, кто бы сказал, что он всегда был уверен в себе. Только опыт и профессионализм дают нам впоследствии уверенность в себе.
Мы сомневаемся в своих силах не потому что нас кто-то в детстве принижал, а потому что мы действительно к 25-ти годам не обладаем ни опытом, ни профессией. Чем менее непрофессиональный человек, тем он более адекватно оценивает свой профессиональный уровень.

Почему к 35-40 годам люди приобретают уверенность в себе? Потому что они уже понимают, что они достигли в профессии, в личной жизни. Почему продолжается неуверенность в себе? Потому что люди понимают, что они где-то недоработали, недореализовались. Я стала сильной и уверенной, когда осознала свою ценность. В 25 лет я не была ценна, а сегодня я ценна.


- Если твоя дочь решит заниматься чем-то, что в корне не будет резонировать с твоим виденьем ее. Ты поддержишь этот выбор?

Я ее поддерживаю даже сейчас. Понятно, что я такая же критикующая мама, как и моя, у которой в каждой похвале будет присутствовать «но». Правда, сейчас она уже следит за тем, что говорит, потому что сегодня я не молчу.
Сегодня я отстаиваю свои границы даже с мамой.
Но я такая же критикующая мама, особенно к своей старшей дочери. И я с собой борюсь. Но я поняла, что ребенку нужно давать возможность развиваться там, где он хочет. При этом должна быть конструктивная критика и место, чтобы человек захотел доказать. Ведь мы все амбициозны, мы все хотим признания и мы все хотим кому-то что-то доказать.


- Как ты относишься к эйджизму?

Сегодня наш образ жизни дал нам продление жизни, молодости. Сегодняшние 30 лет, когда это еще молодость, и 30 лет 20 лет назад – это совершенно разные вещи. Поэтому в сегодняшних условиях этот вопрос не стоит. Я считаю, что возраста не существует. Он существует только в паспорте, который нужно сжечь в камине.

В нашей стране действительно наряду с сексизмом есть и эйджизм. Ведь к мужчинам так не придираются. У нас 50-летнему мужчине, если он может себе финансово позволить хорошо выглядеть, заниматься спортом, в принципе никто не может сказать «Ах, ты, старый осел». В случае, если женщине за 35-40 или тем более 50 лет, и она в откровенном наряде, даже если тело позволяет, это воспринимается очень остро.
Самые эйджистские и сексистские комментарии я получаю именно от женщин. Женщины сами поставили крест на себе, своей молодости, своей жизненной энергии.
Они сидят в интернете и выливают всю гадость из себя. Меня это не может обидеть, потому что я знаю, что это не про меня, это про нее. Нужно это искоренять. Потому что сегодняшние 50 лет – это новые 30.


- Я не верю, что у тебя не было в жизни жестких кризисов, когда ты испытывала отчаяние.

Конечно, были. 15 лет, когда я билась об стенку головой, но стена ведь не рушилась, а голова была разбита много раз. Конечно, у меня были и нервные срывы, и депрессии по этому поводу. Я просто знаю, что многие артисты через это прошли, а многие проходят по сей день.


- Кто тебя поддерживал в такие периоды?

Только семья. Я вообще считаю, что мне очень повезло выйти рано замуж. Потому что сегодня я бы уже не вышла. Во-первых, сформирован характер. С такой женщиной сложно жить. Мужчина ведь хочет, чтобы женщина всегда была рядом, и я своему мужу дала такую возможность. У нас было 10 лет великолепной семейной жизни, когда я рожала детей, готовила, делала из глины посуду… Во-вторых, сегодня у меня бы уже не было времени на личную жизнь. Я вижу певиц, которые на вершине, и они не замужем. Это не потому что они никому не нужны, у них просто нет на это времени. Мне повезло, что я сделала это раньше и мне сегодня не приходится.


- Не испытываешь чувство вины перед детьми за такой график?

Я теперь вообще не испытываю чувство вины. Я считаю, что чувство вины – это разрушительная история.
Что нужно детям? Им нужна здоровая, реализованная, не издерганная бытом мама, которая занимается любимым делом.
Чтобы на нее смотреть и стараться впоследствии тоже быть такими же. Если ты всю свою жизнь кинула под ноги своим детям, они не скажут «спасибо». Все, что нужно моим детям, у них есть – они живут со мной, мы проводим вместе все мои отпуски и выходные, я интересуюсь их жизнью.
Можливо, відповіді на питання ти знайдеш саме тут